Мы все умрем. А я останусь? (глава 3)

Мы все умрем. А я останусь? (глава 3)

Попрыгав вокруг Семена около часа, Сергей стал зевать и просится домой. — Семен, ну я пошел, че тебе мешать. Завтра отзвонюсь.- начал он ныть - А то на работу рано. Что мне своим сказать? Пусть бабло собирают? — Погоди, давай мы несколько дней все протестируем, жалко будет если все опять развалится. — Хорошо. Я сканер заберу, а то если заметят, что нет мне потом не выкрутится. — Да, забирай. Кстати классная штука. Владимир Сергеевич оценил его в виде кинотеатра. — Вы еще и кино успели посмотреть? Вот Монстры!!! — Ну я пока возился тут, поставил ему, чтоб не скучал. — Понятно. Ну я потопал? — Давай. Не перевозбуждайся там, завтра, на работе. Пока еще все непонятно

Вернувшись за монитор и начал набирать: — Как мне вас называть? Что бы было удобно общаться. Меня зову Семен. — Хорошо Семен, а какие еще есть варианты? – шустро побежала строка по монитору. — О! У вас уже лихо получается. — Привыкаю, наверное. — Ну человека в которого мы снимали матрицу, зовут Владимир Сергеевич. Он вас Гомункулусом называет. В шутку конечно. — Странное слово. Ну пусть пока и будет Гомункулус, а что это? — Ну это такой искусственный человек. Мифологическое существо. — Ну я пока даже не существо и не вещество. Нечто в коробочке. — Я вам пока интернет подключу, вы чем интересуетесь? — Не знаю, я пока вообще ничего не знаю и не понимаю. Все как-то отрывочно. Что-то всплывает, а что-то нет. И что такое интернет? — Ну если проще объяснять, это большое количество данных, к которым вы можете самостоятельно обращаться. Только у вас памяти сейчас не много. Точнее ее много, но она очень быстро расходуется. — И как с этим бороться? — Пока только добавлять, чисто физически. Я советую посмотреть информацию по компьютерам и программированию. Что бы ситуация стала более понятной. — Хорошо. А как этим интернетом пользоваться?

Где-то еще пол часа Семен объяснял, как пользоваться интернетом. — Вы только не отвлекайтесь. — Что вы имеете ввиду? — Ну люди в интернете в основном сидят книги читают, фильмы смотрят, общаются. Очень много времени расходуют… и памяти. — Я не совсем людь. И мне нужно разобраться, что я и кто. — Тогда удачи. Я пока немного посплю. – он уже во всю зевал, а глаза предательски слипались.

— Договорились.

Глаза у Семена закрывались уже сами собой, и он как был, завалился на диван накрывшись пледом. Разбудил его телефонный звонок уже поле обеда. Семен глянул на часы.

— Ого, уже второй час. Кто там трезвонит?

Глянул на мониторы, где стремительно менялись страницы сайтов, какие-то тексты и строки кодов. Телефон снова зазвонил.

— Алле?

— Привет гениям. Как там успехи? Все живые?

— О, Владимир Сергеевич, а я тут только под утро лег, ну и отрубился. — Так я тебя разбудил? Ты уж извини старика, просто я тут уже пол дня от любопытства маюсь. Не вытерпел вот. — Да нормально. Пора уже. Вы на работе? — Нет, дома. Отдыхаю после вчерашнего. Ты же еще не обедал? — Да я честно говоря и не завтракал. Надо посмотреть, что у меня в холодильнике. — Да видел я вчера твой холодильник, у тебя там тараканы все с голоду подохли. Тут у меня супруга наготовила. Так что жди в гости, не порти аппетит. Это я к тебе в гости напрашиваюсь. — Да не надо ничего нести, так приходите. — Не скромничай. Надо же и мне внести свой вклад в мировую науку. Я, минут, через 15 подойду. Мой руки.

В квартиру Владимир Сергеевич ввалился с двумя огромными пакетами на перевес. — Давай дружище, накрываем поляну. Я что бы тебе не было скучно и на себя паек взял. Составлю тебе компанию.

Через несколько минут освобожденный от компьютерных железяк, книг и прочего мусора стол, был заставлен домашней снедью.

И Семен, чей желудок от всех этих запахов начал урчать, накинулся на еду.

— Вот и правильно, нечего стеснятся. Я своей рассказал, что ты сам живешь, она решила тебя подкормить. Ты же все по столовкам да на полуфабрикатах. — Ну я тут готовлю – пытался с набитым ртом возразить Семен – но у меня, конечно, так вкусно не получается. — От тож! Я тут заначил бутылочку Портвейна, на торжественный случай. Давай отметим прорыв так сказать, по чуть-чуть. — Портвейн? – Семен сразу вспомнил бутылку дешевого портвейна из ларька, которую распивали с друзьями в общаге и как потом ему было плохо — Не-е-е я как о пробовал, потом так плохо было. — Ты не путай благородный напиток коренных граждан португальцев, с пойлом в наших ларьках. Давай я тебе налью 50 грамм для пробы. А потом скажешь портвейн ты пил или нет. — Ну если по чуть-чуть… — Это брат, стаканами не хлещут. – из недр сумки появилась пузатенькая бутылка и рубиновый напиток потек в стаканы. Вино оказалось действительно отличное. Сладкое, густое с насыщенным терпким ароматом, слегка угадывался алкоголь. — Это мне товарищ из самой Португалии привез года три назад. Все повода не было открыть. — Да действительно исключительная вещь. — Ты пей и давай мне рассказывай как там наш Гомункулос. — А мы, кстати, с ним решили это имя использовать для общения. — О как! Как там самочувствие его. Я, когда уходил он на ладан дышал. Думал, что сегодня опять предложишь мне череп прокалывать. А у меня еще со вчерашнего, твоя татуировка осталсь. — Откачали мы его и прокачали. Он сейчас по интернету рыскает, обучается. Жаль у него памяти не много. Точнее много, но ему, я смотрю, сколько ни дай все мало. — Ну умнеет детина. Главное, что бы он ее с умом использовал. — Посмотрим. Я ему вроде объяснил. Вы кстати с ним можете сами пообщатся. — А что можно? — Ну микрофон и синтезатор речи я ему еще не поставил, это не на один месяц работы, но текстом можно. — Честно говоря я не сильно с компьютерами дружу. Можно сказать, на Вы. Но интересно жуть. — Кстати камера работает уже. Он нас видит. — Ух ты. А мы ему 50 грамм и не предложили. Боюсь, только не скоро вы алкоприемник сделаете. Ну давай познакомимся с твоим детищем. — Да он скорее уже ваше. — А разницы нет, ваше - наше.. тут уж все постарались как могли.

Подсевши поближе к монитору. Владимир Сергеевич положил на колени и стал медленно набирать: «Здравствуй.» — Здравствуйте – побежало по монитру. — Ух ты, вежливый чертяка. — Ну это он видимо с вами, нам вчера хамил. — Стресс, понятное дело. Слышь, я даже не знаю, что спросить, ничего в голову не приходит. Тем более с кнопками этими. Давай уже ты сам, а я буду заглядывать. Чувствую себя как при первом контакте с инопланетянами. И любопытно и страшновато. — Давайте. Я кстати с ним еще со вчерашнего дня не общался. Завладев клавиатурой Семен застрочил: «Как ваши успехи?»

«Продвигаюсь. В целом я освоил несколько языков программирования. Достаточно все просто, хотя местами есть нелепые моменты. Просмотрел информацию о электронной части и драйверах. Сейчас мне не хватает практической стороны. Я бы хотел иметь возможность попрактиковаться в программировании. Вы можете мне предоставить компьютер и какой-то интерфейс?»

Семен почесал затылок: — Это ты в каком смысле несколько языков освоил? — Ну все что попались. — Во жжет Гомункулус – не удержался Владимир Семенович – я себя чувствую как в романе Айзимова.

Пальцы Семена застучали по клавиатуре: — А что еще вам удалось освоить? — Мне проще писать сразу в машинном коде, так получается логичней и быстрее. Учитываются не учтенные функции процессоров. Вы не могли бы дать посмотреть файлы, что бы понять структуру той системы, в которой я нахожусь. — Упс – озадачился Семен. – Там довольно навороченный код, неужели осилит? — А че там – Владимир Семенович, активно чесал в затылке – Растет не по дням, а по часам. Да дай ты ему, может и разберется.

— Сейчас подумаю, как ему лучше загрузить – Семен уже не чувствовал себя так уверенно, да и вино мягко закружило голову.

– А была не была! – и он открыл доступ к папке с кодом. – Развлекайся.

Экран снова зарябил, стремительно мчащимися строками. В отдельном окне начали выстраиваться колонки из букв и цифр. — Чего это он делает. — Компилирует. — Это в каком смысле – озадаченно переспросил Владимир Сергеевич. — Переводит программный код в машинный. Обычно это специальной программой делают. А он на лету хреначит. Никому даже рассказывать нельзя, не поверят, еще и засмеют. — Амы и не будет рассказывать. Давай тогда еще по соточке, за развивающийся организм. На экране появилась надпись: — Вы можете мне для эксперимента предоставить другую среду? — Что вы имеете ввиду? – озадаченно набрал Семен. — Другой компьютер, для тестирования системы. — Он что уже всю это ботву переварил? – Владимир Сергеевич с недоверием посмотрел на Семена? — Скомпилировал. Хотя это в принципе не возможно. У меня на каждый блок уходит минут 10 тлько на обработку, а там их тысячи. Элементарно скорости компьютера не хватает. А этот вручную набирает. Причем компьютер такой мощности, нужно собирать несколько дней. «Точнее неделю» – это он уже подумал про себя. — Это не важно – ответил Гомункулус – подойдет любой, главное опишите его сставляющие. — Во дает! – Владимир Сергеевич был очень серьезен – а у тебя есть что-нибудь предоставить ему, для опытов? — Ну есть старая машинка, я им давно уже не пользуюсь, а продавать жалко, там только винты почистить. Семен начал набирать описание пылившегося в углу раритета. Гомункулус подумал секунду. — Для общего тестирования системы достаточно. — Ну тогда я сейчас его подключу и там надо винты отформатировать. — Не надо, это не проблема. Просто подключите компьютер и настройте доступ.
Семен начал откапывать совсем уже запылившийся компьютер, уже пару лет выполняющую роль подставки под кружку с кофе. — Даже не знаю, заработает ли. Гомункулус, тут видеокарта слабая и с глюками. — Для вывода информации достаточно, главное процессор и память. — Ну тут по минимуму.

Старенький компьютер ожил и довольно противно заверещал — Чего это он? – Владимир Сергеевич из кресла наблюдал возню Семена. — Да вентилятор уже подыхает – вздохнул Семен — точнее сдох практически. Он подключил сетевой кабель к сияющему монстру с гомункулусом внутри. — Готово. Сможешь протестировать систему? — Спасибо – Гомункулос сегодня был предельно вежлив. – мне потребуется примерно 30 минут. — Все в вашем распоряжении.

— Ну что Семен, может по кофе? Кстати он у тебя есть? — О-о-о! тут я спец. Сейчас сварю свежего. — Вот как, а я только на растворимое рассчитывал. — Ну растворимое меня давно уже не берет, поэтому пришлось научится. Всегда есть запас. Кофе напиток програмистов! Они уединились на кухне. Владимир Сергеевич, рассказывал истории из своей жизни. Семен молол кофе, а затем немного поколдовал с туркой в руках над газовой печкой.

Кофе действительно получился превосходный, ароматный и чертовски крепкий. — Да, реально ты спец и по кофе. Как программирование бросишь, можешь баристой устраиватся. — Ну это если совсем припечет. — Ты знаешь, боюсь с этим монстром в коробочке, твоя профессия может стать атавизмом. Семен задумался. — Вы знаете, он меня пугает. — Ну-у-у, надо находить с ним какие то точки соприкосновения, он электронный но все-же разум. — Посмотрим сейчас, что он там наваял.. Из комнаты вдруг донесся ровный голос:

— Семен, где вы? — Мать моя женщина, заговорил – опешил Владимир Сергеевич – а ты говорил, что не делал ему голос. — Да он похоже сам себе сделал. Пошли смотреть.

— Мы тут! Идем!

Когда они вошли в комнату, тот же ровный голос, сообщил: — Среда сформирована, осталось только перегрузить компьютер. Сейчас я использую его динамик. К сожалению, обая производительность оказалась несколько слабее чем я ожидал, но должно работать. — Впечатляет. Может Вы.. – Семен не заметил, как сбился на уважительный тон. – дадите файл программы формирования голоса, а я его проинсталлирую в основную систему. — Да. Это будет намного удобнее для общения. Я мог сделать это все сам, но у меня нет доступа к рабочим файлам. На экране появилась страница с плотными строками кода. — Как тебе программа? – поинтересовался Владимир Сергеевич. — А фиг его знает, я на таком уровне уже ничего не смогу понять, это машинный код.

Он запустил файл. — Готово! — Очень хорошо. Приятный баритон заполнил комнату. Тут намного лучше. Давайте проверим мою работу. Перезагрузите новую среду.

Семен щелкнул выключателем, на маленьком мониторе старенькой машины, побежали строчки, затем он пару раз мигнул и высветил слепленное как будто из глины лицо. Оно расплылось в диковатой улыбке и произнесло:

— Здравствуйте. Я Гомункулус младший. Рад вас приветствовать. Жаль, что не могу вас увидеть, так как у этого компьютера нет видеокамеры. — Зддравсствуйте — пролепетал Семен, боком заваливаясь на стоящее рядом кресло. — Это он что? Уже потомство начал давать? – из своего кресла спросил Владимир Сергеевич? — А ваш портвейн никаких там трав не содержит? Запрещенных? Или Грибов? – Семен выглядел полностью ошарашенным. — Да вроде нет, а что есть подозрения? — На этом компьютере были такие тормоза, что пришлось его целиком заменить, а этот монстр умудрился запихать в него систему, которую мы еле-еле впихнули в самую современную машину, да еще и с солидной прокачкой. Может это просто видео ролик? - Нет. Я вывожу свои параметры в привычном вам виде. На экране появились уже знакомые Семену таблицы и графики. — Похоже, все действительно работает. Гомункулус, может вы просто используете этот компьютер как терминал, и просто выводите данные, которые обрабатывает ваш процессор?

Бархатный голос снова начал разливаться по комнате. — Нет Семен. Я даже не рассматривал идею с терминалом. Кстати это интересная мысль. У меня была задача сделать работающую модель той среды, в которой я нахожусь. В эту машину я вставил ограниченную версию и да, было действительно сложно поместить в нее весь возможный функционал, она будет показывать весьма ограниченный интеллект. Но вполне справится с управлением небольшим технологическим процессом. — Насколько небольшим? – подал голос Владимир Сергеевич. — Мне сложно подобрать примеры, я не углублялся в эту тему. Но если нужно я сейчас подберу. — Не засоряйте память – ожил Семен. — Сам факт, что это возможно уже удивляет. — Эксперимент прошел успешно. Я бы хотел начать обновление системы в основной среде. Это позволит повысить производительность и комфортность моего пребывания. – раздался голос Гомункулуса. Семен занервничал: — Вы меня извините Гомункулус, но я опасаюсь, за целостность работающего кода. Это плод работы нескольких лет, десятков человек и если его потерять, то у нас будут большие неприятности. Понимаете, вся эта работа не наша. И мне нужно предоставить ее в том виде, в котором ее ждут. — Понимаю – без интонации прозвучало в динамиках. — Погоди Семен, ты что его отдать хочешь? – удивленно выдохнул Владимир Семенович. — Ну а что делать? Это же разработка Серегиной лаборатории, его там с потрохами съедят, а узнают про нас, то и нам достанется. Я им должен отдать вариант с их кодом, пусть с моими правками. — Гомункулос? – Владимир Сергеевич, со стаканом портвейна в одной руке и подозрительно прищуренными и блестящими глазами, обратился к сияющим мониторам. — Я вас слушаю – прогудел ровный голос. — А тебе будет интересно провести несколько лет в лаборатории, где и будут только, что тестировать твой интеллект? По будням с 9.00 до 17.00 минус перерыв на обед. Никакого интернета, только тупые вопросы и составление графиков твоего разума? — Эта перспектива не самая лучшая для моего существования. — Владимир Сергеевич? Вы что хотите? – испуганно спросил Семен. — А я хочу, чтобы нашему детищу предоставили возможность развиваться по максимуму, с выгодой для всех нас. А не заперли его в этом ящике, с дальней перспективой на самостоятельное существования. Вот только не знаю, как нам получить 100% оригинала, а Серегиной шараге, подсунуть, вариант попроще. Гомункулус, а ты можешь сделать совсем тупую версию с использованием стандартного кода, минус голос? Это уже наше изобретение – он внимательно посмотрел на Семена. — Семен, ты как не против такого развития события? Семен сидел погрузившись в мысли. Потом поднял голову и внимательно посмотрел на Владимира Сергеевича. – а где мы возьмем такой мощный компьютер? — Гомункулус, дорогой, посчитай пожалуйста какой нужен аппарат, куда ты, на время, можешь установить свою 100% копию. Буквально через мгновение, на экране появилась подборка из компьютеров в ближайших магазинах. — Ну что Семен? Цены конечно приличные, но вполне доступны. Что скажешь? — Да аппараты ребуются навороченные, а у меня сейчас с финансами туго. Даже если учитывать гонорар от Сергея. — Ради такого дела, финансовую сторону беру на себя. Я, кстати, предлагаю со мной в фирме поработать? — В какой фирме? Программистом? Интернет магазины писать? Это не мой профиль. Да и.. — Нет Семен. Это будет совершенно новая компания. И ты в ней будешь соучредитель с 50%. Пятьдесят на пятьдесят и плюс стомильнов процентов Гомункулус! Я сейчас вообще не представляю, что мы будем с ним делать, но ты же понимаешь, что этот товарищ, не то что на вес золота. Он на вес бриллианта. — Ну я подумаю – неуверенно начал Семен. — Что тут думать, прыгать надо! — Это как? — Это старый анекдот, я тебе потом расскажу. Что ты мне скажешь по предложенному списку компьютеров. Немного оживившийся, видя близкую для себя тему, Семен начал объяснять Владимиру Сергеевичу тонкости железа. — Так, дружище. Что бы это все понять мне надо два года как минимум еще в институте сидеть. Давай ка ты мне распечатай бумажку. Я с ней пойду в магазин и там, если что затуплю, позвоню тебе. Средний ценник я понял. Ты мне напиши, чего побольше надо, а в чем можем и ужаться.

Через минуту из принтера вылез листок, где были перечислены требуемые запчасти. — Владимир Сергеевич, вы это поезжайте сразу в «А-Сферу» на Пушкина. Знаете? — Ну да, иногда покупаем у них. — Скажете, что от меня, у меня там 10% скидка. И они тогда точно, все качественное поставят. И я тут еще кое-что дописал. Для страховки. По сумме осилите. — Да. Я думаю не будет проблем.

Оставшись один на один с тихо шумящим вентиляторами работающего Гомункулуса. Семен с пустой чашкой кофе в руке, задумался. Сидя в комнате и смотря на мелькающие тексты на экране, он думал. Что будет дальше? Наверняка не все так просто будет сделать этот шаг? Но то что программирование в будущем станет так же востребовано как сейчас, он уже сильно сомневался. Профессия баристы, казалась ему теперь не столько уж и непривлекательной.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий