Мы все умрем. А я останусь? (начало новой фантастической повести)

Мы все умрем. А я останусь? (начало новой фантастической повести)

Если читатели скажут дописывать.. постаюсь выкладывать по главе

Рано или поздно, наш хладный труп будет предан земле, огню или как повезет. Кому удается этот срок немного оттянуть, кому-то ускорить. Но все рано или поздно задумываются, что будет потом или чего потом не будет.

Подходя к 50-ти летнему порогу, меня все чаще стали навещать мысли о том, что все лучшее в этой жизни со мной уже было. И впереди старость, болезни и завершающая встреча с патологоанатомом. В загробную жизнь я не верю, кстати в веру обращается много пожилых людей именно за шансом получить загробную жизнь, но так как свидетелей о таковой нет, то и шансы весьма призрачны.

Сижу я как-то в кафешке. Столики стоят плотненько, а чего их широко расставлять, когда народу битком и официантки мечутся между столиками как мышки между банками в кладовке когда хозяйка открывает дверцу. Сижу, никого не трогаю, попиваю теплое пиво и становлюсь невольным слушателем разговора за соседним столиком уже поднабравшихся соседей:

— А я, говорю тебе они дохнут!

— Да не может быть.

— Мы сто раз проверяли. Матрица снимается и записывается чистенько, без искажений. Мы же по 10 раз считываем.

— Ну да, а на 11-й, хренась и все обнулилось.

— Может винты бракованные.

— Мы этих винтов, уже, наверное, контейнер поменяли, их потом начальник снабжения по тройной цене в компьютерную сеть сдал, те говорят мы лучших не видели. Там винты специальные, начальник под следствием, служба безопасности говорит на них что-то могло остаться. А че там останется, они после того как матрица сдохнет чище форматированных.

— Да, задачка.

— Семен, выручай? Ты же мегагений, а мы если к концу квартала не сделаем прорыв, нам карачун. Закроют на хрен лабораторию и нас разгонят к едреней фене без рекомендаций. Что мне опять игрушки для компа писать

— Да тебя и игрушки не возьмут, ты уже отстал на 10 лет

— Семен, ну давай. Мы сбросимся. Штук 100 я тебе наберу, помоги матрицу сохранить в системе. Пусть она хоть кривой будет, косой, пусть имбицил будет, но живой…

— Я подумаю, но вы сука, кинете.

— Я тебе машину в залог оставлю... горим. Сдохнем как все эти переписанные.

— А где я матрицу возьму? Они же у вас и 5 минут не держатся.

— Один 11 считываний продержался. Давай так я тебе вытащу один наборчик с интерфейсом на вечер.. правда мне за него лет 10 пожизненного дадут, если поймают, но сам понимаешь или пан или пропал.

— А абонента я где возьму? Не всякий захочет, чтоб ему мозг сканировали и в компьютер пихали. Тем более если сболтнет, то и я с вами загремлю.

— Ну да, это проблема. Ну свою запиши.

— Это как?

— Да нет не получится, там надо чтоб человек был максимально расслаблен. А ты контролировать должен процесс. Это почти час времени. Ладно расскажешь, что да как.

— А если вашего взять на повторное?

— Не получится. Я не знаю где их брали, мы их вообще не видим, они в соседней комнате сидят.

Я человек скромный, но любопытный, ну и пиво конечно свою роль сыграло. Поворачиваюсь к ним с доброй улыбкой и кружкой где на дне плещется местная бурда:

— Молодые люди, разрешите представится, агент ЦРУ Майк Фелбс.

Ну, это я конечно переборщил, шутки у меня дурацкие, признаю. Так как один посерел как труп из зомби-фильма и начал под стол съезжать. Второй ни че так улыбается и на меня смотрит.

— Шучу, шучу! Я просто стал невольным слушателем вашей беседы и не смог удержатся! Владимир Сергеевич я по паспорту. Человек я не сильно занятый и мне было бы интересно поучаствовать в вашем эксперименте, если конечно мозги не пережарите.

— Нет, нет, спасибо... это мы.. новую.. компьютерную игру.. обсуждали.. – залепетал бледный выползая из под стола.

— Да нет, я серьезно. Вам же нужна жертва, или как это .. абонент. Я могу поучаствовать. Мне любопытно. Бескорыстно. Подумайте.

— А че, Серега, вот решение нашей проблемы... соглашайся. Где мы еще найдем человека?

Бледный сидел насупившись, с бегающими глазами.

— А черт с ним, все одно пропадать, мне уже за сканер нагорит, че уж там.

— Ну тогда по коньячку за успех безнадежного дела?

Ловлю за подол пытающуюся прошмыгнуть мимо мышку официантку:

— Девушка, нам коньячку и лимончика.

Через пол часика, бледный заметно порозовел, особенно ушами. И уже заплетающимся языком пытался объяснить мне суть происходящего.

— Понимаете. Мы пытаемся переписать личность человека в компьютер – ну типа искусственный интеллект, хотя какой он искусственный, это уже естественный. Но пока вот, не получается. А сроки горят лаборатория уже лет 10 бьётся. Подвижки конечно есть.. но сейчас все как колом стало. Вроде вышли на финишную прямую, а там не лента финишная, а бетонный забор.

— Ага и я должен его своим «умищем» его пробить?

— Ну где-то так.

— А вы переписываете все? Память полностью и все остальное?

— Нее, пока мы так далеко не дошли, только основную матрицу, характер там, но оно все равно пока только поверхностно.

— Ну как говорят братья китайцы «окей ла», вот вам телефончик, будете готовы звоните.

* * *

Через недельку мне позвонил Семен. Я уже и забыл об этом разговоре, тем более что и нагрузились мы тогда нагрузились.

— Добрый день. Это Семен, программист. Помните мы с вами разговаривали?

— Э-э-э. А чуть-чуть подробней. Вы по поводу сайта? – у меня был заказан очередной интернет магазин и как обычно подвис со сроками, я уже думал еще на месяц просят передвинуть дату сдачи.

— Нет, мы в кафе сидели… по поводу эксперимента.

— А-а-а, да-да, конечно, у меня тут просто свои заморочки по работе.

— Ну мы это, в принципе готовы. Сегодня вечером надо, там сами понимаете оборудование долго держать нельзя.

— Да не вопрос. Надо так надо. Сам напросился. Давайте адрес и время. От меня что-то нужно?

— Да фиг его знает. Серега просит максимальное расслабление, но с присутствием сознания. Таблеток каких-то приволок, вы не против?

— Ну как-то про таблетки разговора не было. А давайте я с собой кальянчик захвачу и табачка покрепче. Уносит так что никаких таблеток не надо. Размазывает напрочь, ни руки ни ноги не ходят. И типо в сознании

— Ну давайте попробуем. боюсь что одним экспериментом не обойдется.

— Ну тогда диктуй.

Записываю адрес. Договорились на 6 вечера, да и жил он оказывается неподалеку.

К 17.30 я собрал свое кальянное хозяйство, ибо грешен, люблю я эту штуку. Знаю, что вредно, но живем как говорится один раз и не долго. И отправился по адресу.

В небольшой сталинской трёхэтажен и естественно на третьем этаже. Спасибо, что не на 5-м. Звоню. Открыл сам Семен уже явно задуренный свои программированием.

— Заходите, располагайтесь. Вам что нужно для кальяна?

— Да ничего особенного. Литр воды и газовую плиту. Только ты мне покажи агрегат, а то я от любопытства умру.

— А там ничего такого, вы энцефалограмму делали когда нибудь?

— Да вроде как-то было, я уже не помню. Может видел где.

— Ну та же фигня, на голову датчики одеваются и все. Там интерфейс, ну в смысле плата самое сложное.

— А-а-а. Ну тогда я на кухню, пока угли поставлю.

В общем минут 10 мы занимались своими делами. Я заряжал свою шайтан-машину. Степан свою

Потом он усадил меня в глубокое, видавшее виды кресло. Правда датчики оказались не совсем такие как для снятия энцефалограммы, там обычно что-то вроде тряпочного шлема с датчиками. А тут здоровенный шлем как у летчика истребителя. Ну и компьютер был нереальных размеров плюс четыре огромных монитора. Сбоку стояло еще пара машин поменьше. И все злобно моргали светодиодиками.

— Нифига себе у тебя агрегат!

— Ну это не совсем обычный компьютер, тут несколько процессоров. И памяти немерянно. Мы его неделю собирали. Если они меня с оплатой кинут я его себе оставлю. Он стоит как весь этот дом… или вся улица.

— Ни фига себе.

— Ага. Сейчас немного больно будет. Тут датчики более точные.

Наживает на компьютере какую-то кнопку и мне в голову впивается, наверное тысяча иголок. Ну не так конечно больно, сколько неожиданно. И забрало опустилось и начало немного светится.

— Ох, мать твою!

— Ой, что сильно больно?

— Да нет, терпимо, просто реально неожиданно. У меня на голове потом три шестерки не проявится, когда окончательно полысею?

— Да нет, там по всей площади фигачит. – замялся он.

— Да ладно, шучу, Терпимо

— Вы это, когда готовы будете? В смысле максимального расслабления.

— Ну это дело не хитрое, сейчас затяжек пять сделаю и в норме.

— Ну тогда начинайте

А мне че начинать, дело привычное. Забулькал кальян, и комната заполнилась сладким дымом.

— А хорошо пахнет, я думал вонища будет. – удивился Семен.

— Ну том то и прелесть, и расслабляет и не воняет и комнату считай продезадорировали.

Семен засмущался, в квартире реально пахло несвежим холостяком.

— Ты тут один живешь? – в принципе можно было и не спрашивать, везде валялись вещи не первой свежести, тщательно перемешанные с разным компьютерным хламом.

— Да, от бабушки досталось в наследство.

— Нормально. Хорошая бабушка.

— Грех жаловаться.

На экранах мониторов побежали циферки, показания датчиков в общем все реально было похоже на медицинское оборудование, только более навороченных.

— О, а реально синапсы выровнялись, действует. Только пульс растет.

— Это нормально. От угля идет СО, угарный газ, который связывает гемоглобин, мозгу крови не хватает, вот сердце и начинает молотить компенсировать нехватку. Еще и давление начнет подниматься… или опускаться, это уже у каждого индивидуально.

— Хы, а вы прошаренный.

— Дык у меня стаж… люблю это дело. Злоупотребляю даже.

— Ну вроде все готово. Начинаем запись. Вы глаза не закрывайте. Там на шлеме монитор, пойдет программа визуального и звукового воздействия. Минут на 40-к. Разговаривать нельзя

— Ну как говорил товарищ Гагарин: «Поехали».

На забрале шлема действительно побежали какие цветные полосы картинки, все сменялось очень быстро. В наушниках... э-э-э тут еще и наушники. Загудело, защелкало. Вроде музыка, вроде белый шум. И я понемногу стал впадать в легкий транс, но не забывая периодически затягивается.

Сквозь полупрозрачное забрало шлема был виден Степан, напряженно смотрящий на мониторы и что-то там тыкающий мышой на мониторе.

Через 45 минут, мелькание в глазах исчезло, так-же как и звук. И я немного ошарашенный выпал в реальность. Кальян прогорел и уже булькал практически в холостую.

— Вы как себя чувствуете?

— Да фиг его знает, вроде нормально. Хотя чутка гудит в голове. Ты мне попить дай чего не будь, а то сушит.

— Кола есть холодная.

— Отлично. Не откажусь.

На кухне хлопнул холодильник и через несколько секунд передо мной возникла здоровенная кофейная кружка с темно-коричневой жидкостью и плюющимися пузырьками.

— О, спасибо. В нее бы рому плеснуть!

— Извините, пока нельзя, да и рома нет.

— Ну нельзя так нельзя, это мы всегда успеем. Что там с записью?

— Сейчас проверим. О, вроде есть. Посмотрим, как со стабильностью. Я пока тут сильно ничего не менял. Так-сказать тестовая загрузка.

Через 10 минут, он грустно сказал:

— Блин, реально сдох… и виновато повернувшись ко мне, добавил: Извините.

— Да ни че, я понимаю, я-то пока еще при памяти.

— Но! — он уважительно глянул на меня – я успел считать 27 раз, так что потенциал у вас некислый. У Сереги больше 11 никто не вытягивал. Вы это… он опять стушевался, еще разик сможете.

— Ну-у, еще два точно, только надо «покурить», в смысле свежим воздухом подышать.

— О, супер я как раз тут с программой поковыряюсь, мне тут несколько блоков не нравятся.

Он погрузился в работу. А я заскучал в кресле с этим железным ежиком на голове.

— Семен?

— А-а-а, — не отрываясь от стучания по клавиатуре выдавил он из себя.

— У тебя никакого кина нет посмотреть? Пока ты работаешь?

Он с трудом оторвался от монитора, и несколько секунд возвращался к действительности.

— Вам какое?

— А какое есть?

— Любое – он уже улыбался во все лицо.

— Да какой ни будь веселый боевичок.

— Я вам сейчас свеженький на шлем выведу. Громкость тогда подрегулируем.

У меня на экране выскочила заставка одной из известных голливудских кинокомпаний и началось кино. Фильм был реально неплохой, плюс качество невероятно, я несколько раз ловил себя что пытался крутить головой что бы следить за сюжетом и на самом интересном месте. Фильм прервался и сквозь забрало проявился Семен:

Ну я готов, тут у них несколько блоков какие-то «индусы» писали, пришлось все перелопачивать.

— Ну тогда я на кухню..

— Э-э-э… Вам шлем не желательно снимать.

— Ну тогда помой мне чашку, тащи табак и поставь угли на газ, там на 5 минут дел. Я пока новую порцию забью.

И я как первый космонавт, или кальянщик в скафандре сижу забиваю чашку а Степан раскаляет угли.

— А до какого состояния их греть? — кричит с кухни.

— Пока со всех сторон красные не будут, а то я вместо кайфа получу головную боль.

— Понял.

Через несколько минут он притащил раскалённые угольки и процесс пошел снова.

Забулькала вода, по комнате расползались клубы дыма, на мониторе поползли синусоиды, а перед глазами замелькали веселенькие полосы. Через очередные 45 минут я вернулся в реальность. Кстати, на этот раз все прошло как-то намного мягче. А рядом на столике меня уже ждала кола!

— Красавец! – протянул я!

— Я же понимаю, что вам тоже не просто.

— Как там мое второе я?

— Сейчас протестируем.

Он погрузился в компьютер. Побежали цифры тестов. Когда цифра перевалила за 100, мы оба дружно заорали. Но эта зараза кое как перевалила за 127 и застыла.

— Сука! – застонал Семен!

— Да ладно тебе, смотри какой прорыв! Эти лопухи целой лабораторией ни хрена не могут сделать, а мы с тобой за два покура им козу показали!

— Ну да, только непонятно, из-за чего матрица разваливается.

— Тут я тебе друже, не большой помощник.. А то что записалось, как-то может с нами общаться? А то бы мы спросили на прямую, какого тебе рожна надо старче

— Не-е… там нет обратного интерфейса, но это мысль. Я сейчас что-то простенькое накарябаю. Как вы думаете, что нужно?

-Ну я как человек перечитавший в свое время фантастики, думаю какой-то микрофон нужен

— Хм, звук - это сложно это надо целый интерфейс писать, на несколько месяцев работы, плюс найти как его привязать.

— Ну а хоть бегущую строку впихнуть можно? Типо в зрительный центр.

— И надо как-то обратную связь, клавиатуру там.

— С клавиатурой тоже не один день

— Ну а просто пару кнопок «да» и «нет» и еще одну «пошли нафиг»

— Подумаю, вы кино пока досмотрите?

— Да давай, кстати неплохой фильм. Ты смотрел?

— Еще нет

— Рекомендую.

В шлеме экрана крутые парни продолжили мочить крутых парней, и я опять погрузился в выстрелы и взрывы перемежаемые сексапильными девицами в бикини.

Но вот плохие парни были перестреляны, выжившие арестованы и по экрану побежал бесконечный список актеров, режиссёров, операторов и прочего персонала.

— Семен?

— Да? – так-же не отрываясь от клавиатуры промычал мегагений

— Кино кончилось

— Да, я сейчас... – и еще минут 10 продолжал строчить строки кода.

Семен трудом оторвался от клавиатуры. Может вам еще фильм поставить? Я тут под застрял. Как у вас со временем?

— До пятницы, я совершенно свободен. Как там дела?

— Да я тут нарыл, что есть некая область для подсознания. Ну то есть у нас в мозгах две части: сознание и подсознание. Ну и эти олухи как-то поверхностно к нему отнеслись, а при записи видно, что там все намного сложнее и инфы больше, я решил этот блок переписать, ну и еще памяти добавить. Серега ящик винтов принес про запас.

— Ну ставь какую-нибудь, тупую комедию и я как говорится: «Пошел в кино». Кстати замечательная штука этот шлем, 3Д курит.

— Ага я смотрел на нем сериал про зомби. Там показалось, что я даже запах чувствую. Чуть не обделался.

— Кстати да, и это похоже, что как раз подсознание работает. Так что давай… твори.

Комедия кстати была так себе, из серии афроамериканского юмора. Тупые негры против еще более тупых, но один раз посмотреть можно, хотя и под затянуто. Я уже досматривал титры, когда Степа отвалился от клавиатуры.

— Вроде все. В черновую, кое-что тупо закопипастил, но вроде работает.

— Ну тогда как говорится по последней, а то я и так уже накурился в дым, это когда тот самый случай когда радость переходит в гадость.

— Ну я пошел угли жечь.

Давай, ты скоро кальянщиком можешь работать, основное научился уже.

— А то!

Только квартиру проветри, а то сидим как ежики в тумане.

— А я думаю чего это голова кружится

— Давай, по последней, а то жена подумает, что я к любовнице пошел, странно что не звонит до сих пор.

— А я никак не найду с ебе подругу, все время попадаются какие то… левые.

— Ой Семен, мой тебе совет: Не женись никогда. Нафиг надо в наши времена.

— Ну а там по дому

— Разбогатеешь, наймешь домработницу, а в девках с деньгами отбою не будет. Ладно, давай курить и гомункулуса лепить.

Когда монитор погас, я почувствовал, как у меня болит голова. Обычное явление, когда перекуришь, затылок ломит нещадно. В горле першит, и подташнивает

— Вы как?

— Давай снимай этот пыточный шлем. Сил уже нет эту хреновину носить. и голова раскалывается.

Зажужжали моторчики. Блин, а вытаскивать иголки оказалось намного больнее.

Семен заулыбался глядя на меня.

— Че там?

— Вы как бритый ежик.

Я глянул на себя в зеркало. Мать моя женщина. Да видок еще тот. Вся голова была в красных точка.

— Ну до свадьбы заживет. Спирт есть какой протереть

— Сейчас притащу, я им платы протираю

Я Убитый в хлам. В мои то годы такая нагрузка, еще пилить домой.

— Давай посмотрим как там гомункулус и спать.

У меня в кармане зазвонил телефон, мы даже вздрогнули:

— Але?

Супруга раздраженным голосом: — Володя, ты где? Уже второй час

Блин, однако мы запозднились.

— Уже иду, тут с товарищем кальян курили. Засиделись

— Давай домой, сколько можно.

— Ладно Семен, пора до хаты, а ты тут держи гомункулуса в тонусе. Завтра перезвоню

— Спасибо вам Владимир Сергеевич, вы нереально помогли.

— Да я-то что, сидел кино смотрел, да кальян курил, все как обычно. Давай проверять и по коням. Хотя сейчас с меня такой конь, до дому дойти бы. Уже не рад, что ты рядом живешь, так бы я такси вызвал, а то ковылять два квартала на прямых ногах.

На экране бежали цифры отсчета. Перевалило за треть сотню

— Вроде живой.

— Ты давай его спрашивай: Как дела? Пока не развалился.

Семен бодро застучал по клавиатуре:

— Как дела? Ты живой?

Мы замерли перед черным монитором, в ожидании ответа.

Показалось, что несколько секунд растянулись на вечность, но на экране в верхнем углу загорелось:

— ДА

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий