Хаим. Детство.

Хаим. Детство.

Я не знаю откуда у меня появилась идея этого рассказа. Просто сел.. и написал. Мое детство было совсем другим. Может переселение душ все-таки существует? 

- Хаим?

Тишина. 

- Хаим? 

Нет ответа. 

- Интересно, куда мог подевался этот мальчишка! Хаим, ты где?

Мама Тая, стояла в дверях коммунальной квартиры и кричала в гулкий провал лестничной клетки. Слова эхом разносились по этажам, разбиваясь об давно некрашеные стены, ржавые перила как солнечные лучи через немытые, потрескавшиеся окна подъезда. Маленький Хаим сидел в самом низу, под лестничной клеткой. перебрасывая из руки в руку и откусывал куски от обжигающе горячей котлеты, которую только-только стащил в кухне со сковороды соседки Антонины Ивановны.

* * * 

Утро было самое обычное. У соседей зазвонил будильник. На кухне уже были слышны разговоры сквозь шум примуса и стука ножей. В соседской комнате кашлял дед Вася. Отец собирался на работу. Завязывал черный галстук, подняв воротник не очень свежей рубашки. Мама гладила ему брюки, ворча, что утюг так быстро остывает. Отец работал в конторе завода. Платили мало, мама постоянно его упрекала. Что надо было идти по коммерческой части, как дядя Миша. 

- Тая, я тебя умоляю. Мойша, только-только отсидел свое и я не уверен, что на этом все ограничится. Ты хочешь носить мне передачи? 

- На те деньги, что заработал Миша, ему Зося чуть ли не черную икру носила. 

- Тая, ты уверенна, что Мойша ее там ел? 

Это спор маленький Хаим, слышал уже много-много раз и для него это было так же важно как журчание воды в унитазе. Хотя нет, журчание было важней. Потому что вторая кружка чая вчера вечером была явно лишней, но кто откажется от второй кружки аж с тремя кусочками сахара. В тайне он думал, что ночью "хош ни хош" а придется отлить. Но под утро так трудно вставать и в потемках, спотыкаясь об сундуки и косяки искать дверь туалета, что он немного поворочался и заснул дальше. Теперь же терпеть не было сил, а перед уборной выстроилась очередь. Пристроился за дядей Сеней. Дядя Сеня -старый моряк, весь в синих наколках и драном тельнике. Иногда, подвыпив, потираю седую щетину, кулаком с наколотым якорем, он рассказывал мальчишкам, про то как он ходили в "дальние походы". 

- Шо ты дружище, джигу танцуешь? Горит? 

На ответ уже не было сил. Что такое Джига Хаимчик не знал, но спрашивать а тем более ждать ответ было некогда. Силы отсавались только энергично кивать головой, прыгая с ноги на ногу и издавать тихий свист, как вскипающий чайник на примусе. 

- Народ, пропустите, горобца, а то он нам тут лужу надует. 

- Ой, та все одно не успеет. - зевнула Зинка из двухкомнатной - Там же дед Василий с газетой засел. 

- О-о- браток, эт надолго, эт я покурить успею, а ты обоссатся. Беги "до витру".. 

"До витру" - это значит на улицу. А там тоже все не так просто. Дворник, грозит метлой чтоб углы не обгаживал, а бежать к деревьям на улице, там соседские мальчишки начнут смеяться и кидать в него землей. Вы пробовали, когда нить отлить, когда в вас кидают комьями земли. Земля мягкая, ударяясь об худосочный скелет, шумно рассыпается коричневой глиной, и сыпется за шиворот, в оттопыренные "для дела", вытцвевшие трусы. Мать потом дает подзатыльника и ругается, что ты "Опять как Чума!". Хуже когда кто-нибудь из дворовых мальчишек пристраивается сзади и начинает трясти за плечо: "Хаимище, учись ссать в поезде!" Тут приходится сосредотачиваться на точности и держатся за "брызгалку" двумя руками. Можно правда попытаться обернутся и облить шутника, но это может кончится и дракой. 

Делать нечего, шепнув про себя недавно подслушанное матерное ругательство, он покатился вниз по гулкой лестнице. Хорошо, весна. Свежий бодрящий воздух окатил голые коленки, и отлить захотелось еще сильней. Во дворе пристраиваться было некуда. Внимание привлек кривенький сарайчик без окон, где жила соседская коза Зойка. Дверь в него была открыта нараспашку и только перегороженная несколькими палками. Недолго думая он захлопал наспех одетыми, отцовскими тапками к спасительному проему. Быстро спустил штаны, и начал поливать в темноту. Сразу стало легко и весело. Из темноты вылезла жующая Зойка и вылупив свои карие глаза с прямоугольными зрачками двинулась к журчащему Хаиму. 

- Зойка, иди в задницу. Куда ты прешь! - вспомнил он соседкины слова. 

Но коза, решив, что ей принесли какое то неведомое лакомство, потянулась к мальчишке. "Еще откусит. Девки любить не будут!" Почему не будут любить девки Хаим не знал, но проверять мамкины слова не стал, а просто развернулся и брызнул в глупую козью морду. Коза испуганно шарахнулась в сторону. 

- Ага, не нравится!!! 

Теперь добить до козы стало сложней, но Хаим напрягся, вторая струя достигла цели. Коза шарахнулась в другую сторону. Пока он думал, получится ли у него попасть в козу третий раз, как по спине и по заду со все силы хлопнула тряпка. В пробивающихся сквозь дырки в сарае лучах утреннего солнца засверкала разлетающаяся во все стороны пыль. 

- Ты шо ж паразит тут делаешь Другого места больше не нашел. Да как у тебя ума то хватило. - тряпка взметнулась и второй раз хлопнула по худому заду, улепетывающего и подтягивающего на ходу повыше трусы Хаима. 

- Ну погоди, я матери расскажу, задаст тебе! - негодовала Зойкина хозяйка. 

* * * 

- Ты шож, иудей мелкий, Антонине Ивановне козу обоссал? - Дед Ваня с газетой на коленях и вонючей папиросой воткнутой в прокуренный мундштук, спрашивал виноватого Хаима, сдвинув очки на нос. 

- Да я нечайно, чтоб не лезла. - скромно попытался внести ясность, виновник всеобщего оживления. 

- Антонина Ивановна говорит, чтоб еще немного и смыло б козу за борт к едреней фени - ухохатывался уже успевший опохмелится дядя Сеня. 

- Что ж ты скотину то оскоромил? Кто ж теперь у Антоны Ивановны молоко будет покупать? Все буду спрашивать: "Это что ж та самая коза которую жиденок обоссал. Пейти вы сами ее молоко!" - запричитала соседская старуха 

- Ой, да она все одно молоко на вокзале продает, кто ее спрашивать будет. - оправдывался Хаим. 

- Та вы гляньте, честные люди, он еще и спорит - недовольно зашипела карга. 

- Хаим иди в комнату - строго крикнула мать из комнаты. 

Вытерев нос он виновато побежал домой, придерживая руками трусы. 

- Ты больше ничего придумать не мог? Лучше места во дворе не нашел? И так с этой козлятницей весь двор на ножах, так ты еще ей своего... "петуха", подпустил, не выдержав прыснула смехом мать. 

"Пороть не будут" - понял Хаим. 

- Маам, я на улицу..? - запросился он от греха подальше. 

- Опять на козу ссать? 

- Да неее, я гулять.. - потянул он. 

- Оденься, свежо еще...

23 мая 2009 года.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий