Глава 5. Мандалай – Мингун – Махамуни Будда

Глава 5. Мандалай – Мингун – Махамуни Будда

С утра нас уже ждет наш мини-автобус с макси водителем. Он нас везет к "мор-вокзалу", дальше мы отправляемся сами, а после обеда он нас тут встретит и отвезет к Махамуни-Будде.

111

Речной вокзал в Мандалае вещь описуемая с трудом. Само здание похоже на сарай из серых досок, стоящий на невысоких сваях и опирающегося на соседние сарайчики. По 3000 чат с европейского носа, приобретаются билеты "туда и обратно", сразу строго предупреждают, что бы мы к определенному времени успели сесть на свой катер, иначе нам придется остаться на том берегу до следующего дня и билеты теряют свою силу. Вдоль берега нет никаких пирсов и прочих измышлений цивилизации, к невысокому глиняному берегу в несколько рядов пришвартовано огромное количество судов и суденышек, с них в лучшем случае на берег скинуты небольшие мостки, в худшем это будет одинокая, прогибающаяся доска. Мы и несколько туристов бродим по берегу в ожидании своего кораблика, рассматривая пеструю прибрежную жизнь. Вот разгружают "пароходик" с горшками, три тетеньки носят огромные горшки с палубы на берег, умудряясь сразу взять по четыре, а то и по пять штук, мужчины нагружают их на кораблике и принимают на стоящем на берегу видавшем виды грузовике, аккуратно перекладывая их соломой. Среди куч мусора резвится детвора лет 5-7, размазывая пыль, сопли и танаку по щекам, выискивая среди мусора интересные только им артефакты, периодически отвешивая пинки тут же копошащимся в мусоре вислоухим, розовым свиньям. Наташа достала из кармана пригоршню конфет и раздала чумазым "речникам" чем завоевала их искреннюю симпатию, они тут же наперебой полезли к ней в объектив камеры. Пассажиры постарше, чинно сидели вдоль реки дожидаясь отправки своего "парохода". Бабули курили огромные сигары, отпихивая полиэтиленовые пакеты, гоняемые свежим ветерком вдоль берега.

112

Вскоре подбежал распорядитель туристских катерков, поддерживая одной рукой здоровенный узел на юбке, другой он созывал туристов, начиная загружать всех небольшими группками на деревянные лодочки с крышей и мотором. По узеньким качающимся доскам, мы тоже пробирались, по палубам пришвартованных тут же суденышек, к нашим посудинам стоявшим в третьем или даже четвертом ряду. На катере, где уселись мы, капитаном оказалась тетенька, дающая команды рулевому и машинисту одновременно, она уселась на нос судна и мы помчались вдоль берега в ожидающий нас Мингун, тоже одну из столиц древней Бирмы.

 

Воды реке Иеравади мутные и имеют желтоватый цвет. Сама река широкая, один берег в месте нашего путешествия был высокий, покрытый зеленью и домиками на высоких сваях, второй же представлял из себя широченную отмель на которой тоже кое-где стояли маленькие домики, видимо то же рыбацкие, так как рядом висели сети, а вокруг них носилась голая детвора.

114

Минут через 20-30 показалась мингунская пагода.

В 1790 году король Бодопайа начал в Мингуне  небывалое строительство. Однако за 30 лет ему удалось возвести только основание, правда по своему размаху оно уже впечатляет. Если бы он ее достроил, она  была бы высотой 150 метров.

116

К сожалению, затея короля не завершилась успехом, он только и успел выстроить кирпичное основание, которое потом благополучно раскололось после одного из землетрясений. А потомки откровенно плюнули на эту затею. Так и стоит эта огромная куча красного кирпича с небольшим входом, обозначенным белой краской. Зато на пагоду ведет узкая каменная лестница, с обязательным предупреждением о снятии обуви, пагода хоть и не достроенная, но все же функционирует. С плоской "крыши" открывается великолепный вид на живописные окрестности. Было величие оставило свои следы. Вот ступени, ведущие к воде с двумя бирманскими львами, обращенными к реке. Чуть дальше среди деревьев два непонятных сооружения, нечто округлое, если присмотреться, то можно разобрать, что это филейные части каких-то невероятных по размеру львов, к сожалении целыми остались только задние половины, кое-где угадываются лапы и хвост. Теперь на их оштукатуренных когда-то спинах, растет трава и мелкий кустарник.

132

С вершины недостроенной пагоды мы разглядели несколько монастырей и храмов, утопавших в зелени, самый понравившийся нам напоминал зефирный торт, туда мы и решили направить наши стопы. Спустившись вниз, мы пошли по пыльной дороге, уступая дорогу повозкам с впряженными в них волами. Вдоль дороги много лавочек с незамысловатыми сувенирами: куклы, резьба по дереву, картинки, майки с местной символикой, особенно интересны майки с бирманским алфавитом (тут наверное самые дешевые майки) и в Мингуне очень интересные по плетению и раскраске шляпы, мы поленились тащить их с собой, теперь жалеем. Потом нам больше не встречалось такого ассортимента ни в Бирме, ни в Тайланде.

121

Чуть дальше огромной пагоды, небольшой дворик, где на двух столбах висит самый большой в мире колокол, как корректно везде дописывают "из действующих". Висит он невысоко, даже можно сказать очень низко, примерно в метре от земли. Любопытствующий народ толпами забирается внутрь, благо, что в местных колоколах нет "языка", и звон выбивается из него деревянной колотушкой. Внутри, вся поверхность колокола исписана чем-то белым вроде корректора, текстами из серии "я тут был! Джон из Висконсина!" или "Хирохито из Йокогамы 2002!". Писать нам было не чем, поэтому мы просто постучали колотушкой в бок бронзовому гиганту, на радость бегающей тут же детворы, сфотографировались на его фоне и отправились дальше к замеченному нами с вершины развалин, сиявшему между деревьев, невероятному белоснежному сооружению.

119

130

В небольшом саду, за скромными воротами, возведена белоснежная пагода. Высокий купол окружает несколько стен в виде волн, разделяемых башенками. В целом ничего особенного обычный кирпич, оштукатуренный и побеленный, но под ослепительным солнцем кажется, что она зефирная, очень уж необычна архитектура и все это сооружение пронизывает узкий вход, ведущий наверх, сквозь ажурные арки. В небольшом зале под куполом стоит скромный Будда и несколько светильников со свечами, которые постоянно задувает ветер. Эту пагоду король Бодопайа построил в память о своей жене Хсинбайме и символизирует она буддийское представление о строении мира, купол - это Гора Меру которую окружаю семь гималайских горных цепей. Сквозь ажурные арки, вверх ведет довольно крутая лестница. Поднимаемся на небольшую площадку, залитую солнцем. Тут уже молится несколько женщин, зажигают свечи, курятся ароматические палочки. Наташа долго пытается снять на камеру колеблющиеся огоньки, но их постоянно задувает сквозняком, она поджигает их снова, возвращается к стоящей на штативе камере, но через несколько секунд, предательский ветер сбивает трепещущие огоньки. Я украдкой пытаюсь снять молящуюся у входа красивую девушку, внутри купола все кажется медово желтым.

131

Время подходит к полудню. Набродившиеся, усталые и запыленные туристы рассаживаются в ожидающие их кораблики. Мы то же разваливаемся в пластиковых креслах в одном из небольших суденышек. Заводится двигатель и минут через 30-40 нас уже встречает водитель микроавтобуса. По плану у нас Махамуни-Будда и Мандалайский холм.

142

На западе Мандалая, стоит Махамуни пагода, где находится самая древняя в Бирме скульптура Будды. Легенды говорят, что при ее изготовлении позировал сам Будда. В свое время она была привезена из Араканского царства.

Войдя в храм и пройдя немного по двору, попадаем под широкий навес, тут уже сидят молящиеся, мужчины ближе, женщины чуть дальше, к сожалению и в буддизме женщины не равны с мужчинами, так сказать дискриминируются по половому признаку и к самим святыням их не допускают.

140

Махамуни Будда конечно впечатляет с первого взгляда. На высоком помосте, почти четырехметровая скульптура, полностью покрытая золотом, плечи фигуры и вся нижняя часть - это просто огромные золотые наплывы тускло отливающем в свете направленных на нее фонарей. Одновременно трудится несколько человек, покрывая сусальным золотом тело, руки и ноги фигуры, они практически скрыты  под почти двадцатисантиметровым слоем золота. Наносить золото на лицо запрещено, более того каждый день в 4.30 монахи умывают и чистят скульптуре зубы, это особая церемония. На грудь Махамуни Будды, паломники, регклярно прикрепляют новые золотые украшения с драгоценными камнями. Считается, что подобное подаяние с выгравированным на нем желанием, исполняет желание, поэтому Махамуни Будда как генерал весь в "орденах" и подвесках из чистейшего золота, инкрустированного натуральными камнями. На каждой "штучке" тонкая вязь гравировки из бирманских буков. Интересно было бы подсмотреть, что же просят у всемогущего люди.

136 137 138

К нам тут же подошел невысокий монах или скорее послушник. Увидев болтающийся на шее фотоаппарат, он тут же предложил подняться к Буде, заверив, что это вполне разрешено и могут получится замечательные кадры. Быстро протискиваемся сквозь молящихся и подходим к постаменту на котором восседает золотой колосс. Тут же была прислонена обычная, не крашенная, сбитая на скорую руку, деревянная лестница. Мой сопровождающий кивнул головой лениво стоящему охраннику, произнес, что-то вроде "это мой друг" и я уже стою возле этой невероятной груды драгоценного металла. Глаза скульптуры кажутся закрытыми, видимо нелегко, поднимать золотые веки, над ухом укреплен небольшой золотой колокольчик, самые нетерпеливые могут напомнить ему о своих просьбах, да только кажется, что не так просто вывести его из нирваны. Поднимаюсь наверх к подножью. Придерживаясь за позолоченное колено, делаю несколько кадров практически в упор: лицо, усыпанная украшениями грудь, заплывшие от толстого слоя золота плечи. Неуютно чувствую себя рядом с такой махиной, от него веет огромной тяжестью и почему то теплом, столько лет, молитв, золота. Под навесом немного прохладней, чем просто на улице, но скульптура явно горячая. Спустившись вниз, замечаю прилипшие к фотоаппарату крупинки золота, рассматриваю руки, на них блестят под солнцем кусочки золотой фольги. Из-за колоны выныривает "дружественный" монах, скромно шепчет: "Тормишен, фор ми?" показывая глазами на Будду и фотоаппарат, требует подлец комиссионных за услугу, вообще то монахам деньги в руки брать, не положено, в крайнем случае, их опускают в чашу для подаяния, а правильнее в один из многочисленных "аквариумов" в храме. В кармане нашел, что то около 400 чат - это на "наши" рублей 10, отдал ему, в принципе не жалко, хотя общее ощущение от чистоты момента он немного подпортил. А все-таки, я теперь могу говорить, что не только видел, но даже касался руками самого Махамуни Будду.

144

Сам храм достаточно большой, тут еще в коридорах целый ряд небольших мастерских, где делают и продают гонги, украшения для храмов, скульптуры Будд и прочей атрибутики. К сожалению, не успели на процесс "настройки" гонгов, только-только услышали ритмичные мелодичные звуки, пока дошли, музыка кончилась, так и не удалось снять на видео. Зато напротив лежала продавщица мраморных изваяний на пороге своего заведения с книжкой в руках, она в кадр и попала. В отдалении большой зал, где на небольших алтариках сидят различные святые, рядом с ними краны и кружки для поливания. Что-то вроде: "Полей на святого - смой свои грехи."

146

Следующим этапом стал храм каменной книг Кутодав Пайя с 729 каменными павильонами, в каждом из которых находится каменная страница примерно сантиметров семьдесят на метр-метр двадцать. Мелкие буковки на языке пали, складывается в текст Трипитаки - "три корзины закона" священные буддийские тексты. Говорят, что прочитать все это требуется 450 дней. На входе нас встречает компания раскрашенных танакой девчушек с весьма активными требованиями купить у них цветочные гирлянды, видно дела у них идут не очень и они плотно наседают на нас. Кое как пробившись сквозь это оцепление, попадаем к вторым воротам, тут нас ждет еще одна команда с такими же гирляндами и все начинается сначала. Причем, не отставшая от нас девчушка постарше, была мгновенно отлуплена неизвестно откуда выскочившей мамашей конкурирующей организации и изгнана на свою территорию. Честно говоря, особо смотреть не чего. Стройные ряды небольших павильончиков с каменными страницами, увидев один, считай видел все остальные. Немного похоже на кладбище.

147 148

Совсем недалеко от "каменной книги" дорога на вершину Мандалайского холма, откуда взирает на простершийся внизу королевский дворец и кварталы города, огромный Будда. На самом верху смотровая площадка, при входе на нее, требуют заплатить за вход и видеосъемку. Мы посчитали, что и так достаточно много заплатили за билеты на вход во все эти достопримечательности и отказались. Со смотровой площадки все равно смотреть было нечего, редкие крыши, утопающие в зелени, да еще слепило закатное солнце.

На стойке в отеле заметили рекламу кукольного "Театра на Шестьдесят шестой улице". В Мандалае большинство улиц пронумеровано, что очень удобно. Посмотрели когда начало спектакля, вполне успеваем. Решили пройтись пешком, благо, что идти по прямой, мимо королевского дворца, подсвеченных снизу башенок. Не удержался, достал фотоаппарат, установил штатив и попытался немного поснимать так необычно освещенную сторожевую башню. Улицы не многолюдны, кое-где в укромных местах сидят парочки.

 

Театр пришлось поискать, но недолго. Все кого мы спрашивали дружно указывали рукой на освещенный сарайчик. При приближении он вырос в достаточно приличный зал человек на 100, но стены из плетеных циновок, зато увешанные куклами. Билеты по местным меркам достаточно дорог аж 3$. Как мы увидели позже, сюда привозят автобусами целыми группами западных туристов. Так как мы пришли достаточно рано нам удалось взять места в первых рядах. К моменту начала представления свободных мест уж не было.

156

После небольшого экскурса в историю бирманского театра марионеток, из уст его хозяйки, мадам У Бан Э, грянул небольшой оркестр. Грянул - самое подходящее слово, ибо основную часть музыкальных инструментов составляют ударные, помимо доброго десятка разнокалиберных барабанов и несколько эдаких ксилофонов из гонгов разного тона, пронзительные флейты. Во все это ударное богатство стучало аж пять человек, шестой дудел что есть мочи. Шуму они создавали невероятно и как то неритмично. В отличие от многих европейцев, слушавших бирманскую музыку, не могу сказать, что она очень уж напоминает "кошачий мартовский концерт" или "настройку инструментов" и лишена мелодии. Хотя конечно в большом количестве от нее быстро устаешь.

157

Концерт был достаточно интересный и самобытный. Ничего похожего на выступление бирманских марионеток мы не видели. Сначала на сцене появилась девочка лет 14, мы ее как то сразу определили "внучкой". Разодетая в классическое платье, она сыграла что-то очень народное на струнном музыкальном инструменте, похожем больше на птицу. Позже, выступление деревянных персонажей, несколько раз разбавляли номерами этой симпатичной девочки с танцевальными и музыкальными номерами ну и диалогами кукольников. В основном, люди управляющие куклами были скрыты от зрителей, но иногда занавес поднимался, и все видели сам процесс управления куклами, в последней сцене кукловоды полноправно участвовали в представлении, ведя отдельные диалоги между собой. Записали на видео практически все представление. Наташа приобрела на память куклу мальчика-пажа, очень уж у него было интересное лицо, хотя кукла была чисто сувенирная и практически не двигалась..

158 160

Обратно доехали практически мгновенно, на подлетевшем микро-такси. В отеле заснули как убитые. Завтра, с утра, нам предстоит поездка в еще более древнюю столицу или даже государство Баган.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий