Глава 4. Мандалай – Ситтве – Мост У Бейн

Глава 4. Мандалай – Ситтве – Мост У Бейн

С утра, нас покормили завтраком, он, как оказалось, входил в стоимость номера: омлет, тосты, масло, джем, фрукты, кофе с молоком и дежурная пара бананов. На день мы решили заказать машину. Оставаясь под впечатлением, от местных пикапчиков-такси, в виде Запорожца с кузовом, начали требовать большую машину "биг кар",после чего за 20$ в день нам был предоставлен целый микроавтобус, как позже выяснилось, обычный автомобиль тут называется "салон-кар" и стоит около 15$. Молодой, на удивление высокий и обходительный водитель провез нас по окрестностям города. Вокруг Мандалая разбросанно огромное количество всяких достопримечательностей, несколько древних столиц, святынь, храмов. За один день их объездить невозможно, поэтому покатались мы изрядно. Естественно не обошлось и без коммерческих заездов, всеобщая практика тур-водителей завозить туристов в лавки и магазины не обошла и Мьянму. Поэтому водитель нас первым делом привез на "фабрику", где делают сусальное золото. Большой дом, где на открытом первом этаже, нам продемонстрировали весь тех процесс, естественно предложили приобрести сусальное золото для пожертвований и всякую золоченую дребедень. Тут же, несколько человек здоровыми молотками колотили по специально упакованным листам золота, превращая их в тончайшую пленку, которую в соседней комнате девушки "натягивали" кисточками на вощеную бумагу. Бумагу, кстати вощили тут же в небольшом подвальчике. В бетонном колодце, с жутким шумом, четыре человека, ритмично колотили деревянными колотушками по листкам бумаги, вколачивая в них воск. Рядом стояло блюдечко с однобаксовой купюрой, демонстрирующей, что пожертвования пользу труда в тяжелых подвальных условиях, принимаются охотно и в крупных купюрах. Сильно баловать я их не стал, но какую то денежку положил. Денежка тут же исчезла в грязном кармане, оставив сиротливо лежать на тарелочке одинокий рекламный бакс.

067

К сожалению, мы не удержались и приобрели позолоченную утку, в собираемую Наташей коллекцию гусей. Поэтому утка была торжественно переименована в гуся и упакована. Естественно позже мы видели таких же "гусей", вдвое дешевле, зато без демонстрации всей процедуры золочения.

069

Чтобы водитель нас не возил по всяким фабрикам и мастерским, мы решили, что пора заняться приобретением тех самых приглянувшихся нам марионеток. Поэтому с водителем была проведена профилактическая беседа и даны ценные указания, что именно нас интересует. Что нам нужны качественные, настоящие куклы-марионетки и если они будут хороши, у него будет шанс поиметь неплохие комиссионные. Загрузив нас в свой автобусик, он нажал на газ, по каким-то кривым и заброшенным улицам мы подкатили к странному сооружению. Внешне это выглядело как большой почерневший сарай или даже ангар с пристройками, стены из плетенных на скорую руку циновок, сквозь них внутрь кое-где пробивались лучи солнца. Это шаткое сооружение было просто завалено разными сувенирами. Тут и вычурная бронза, и резьба по дереву, лаковая посуда и расшитые золотыми нитями ковры все по разным комнатам, в одном месте я даже нашел имитацию коллекционного Ролекса, наверное времен Британской Индии за запыленным стеклом. В каждой комнате свой набор антиквариата, от пола и до потолка, все слегка припорошено пылью. В крайних комнатках местные ремесленники тут же прямо на земле вырезали, красили, покрывали золотом свежий "антиквариат", который после непродолжительного времени лежания в ангаре приобретал совершенно "старинный" вид. Тут же возле главного входа девочки от 7 до 15 лет расшивали небольшие коврики. И конечно тут были марионетки! Марионетки! Марионетки развешанные по стенам, марионетки сваленные на лавки, марионетки свисавшие с потолка. Новые куклы, с сияющими в пробивающихся сквозь щели лучами солнца лицами и расшитыми камнями и золотом костюмами. Старые куклы с потемневшими лицами, у них сияние осталось только в глазах. Демоны, принцы, короли, людоеды, смотрели на нас со всех сторон, как бы оценивая новых потенциальных владельцев.

Единственную попавшуюся нам книгу про бирманских марионеток на английском языке, мы нашли в Бирме уже позже, а толком прочитать ее удалось, только вернувшись домой, поэтому выбор кукол был отдан на откуп владельцам лавки. Надо отдать должное, что выбирали они для нас довольно тщательно. Хозяин рекомендовал те или иные экземпляры, узнав, что нас интересует не одна две, а целая коллекция. Бросили всех клиентов, начали перерывать свои закрома, полетела пыль с чердака, оттуда грязные и затянутые паутиной показывались головы юных помощников державшие в руках спрятанные до времени экземпляры, а бородатый хозяин, сам очень похожий на одну из кукол, решительно отвергал или одобрял продемонстрированные экземпляры.

080

В одном из углов лавки сиротливо висела очень необычная кукла, мужская фигурка, из выкрашенного черной краской дерева, простой темный саронг и такая же незамысловатая рубашка, рука сжимает посох. Особенно впечатлили лукавые глаза и приделанные усы щеточкой. В отличие от остальных кукол, висевших чуть-ли не виноградными гроздьями эта была вывешена отдельно, даже в некотором отдалении от остальных. Я сначала даже думал что она только что окрашена и просто сохнет в сторонке, чтоб не испачкать остальных. Мне очень понравилось ее выражение лица, не приторно правильное с всякими "солнышками" на щеках как у всех этих многочисленных принцев и принцесс, их слуг и остального королевского дворца, а такое жесткое и совсем нехарактерное для остальных кукол. Я подозвал хозяина лавки и спросил, что это за персонаж. Старик поежился и как-то виновато пытался объяснить, что это один из злых духов-натов по имени Швефьюин - дух разврата. Заказал ее один из сыновей хозяина одного из театров, очень уж интересная легенда есть с его участием. Хотя сюжет ее достаточно прост: Швефьюин возжелал замужнюю женщину, она ему отказала, и он приказал тигру ее сожрать. Вот и вся история, но в бирманском представлении все это размазано на очень продолжительное время с песнями, танцами и местными бронзовыми бубнами. Особенно всех трогала сцена прощальной песни невезучей женщины, плачущей и поющей, где-то на берегу пруда, с ней вместе обычно рыдал весь зал. В конце представления Швефьюин в наказание становится злым духом, духом разврата, а женщина добрым - отвечающим за семейное благополучие. "Очень плохая кукла, приносит несчастья" - пожаловался старик. Оказывается, когда отец заказчика узнал, что сын хочет притащить в театр такого персонажа, он был страшно зол и даже испуган. После скандала, хозяин театра категорически отказался вводить в трупу нового героя, так он требует очень особого к себе отношения. Согласно правилам, при переезде кукол не складывают в одну корзину. Положительных и отрицательных героев всегда разделяют при перевозке, а вот тигра принято везти отдельно, таких же церемоний, даже, наверное, больших требует и персонаж Швефьюин, мало того, что куклу нужно помещать в персональную корзину, так ей придется приносить подношения до спектакля, чтоб ничего не произошло, и после в благодарность. А так как дух этот весьма вздорный и запросто может натворить немало дел, то старый хозяин решил "подобру - поздорову" отказаться от такого приобретения. Старику Мо, хозяину лавки и мастерской был полностью выплачен гонорар за изготовление, но кукла осталась висеть на гвоздике в лавке, чему он совсем не обрадовался. "Очень много с ним проблем!" - жаловался старик - "Такую куклу просто так делать нельзя!" Оказывается, если кукла делается по канонам, для театра, а не просто на продажу для туристов, да если еще это дух такого уровня, то сначала надо идти в монастырь с дарами к монахам астрологам, которые высчитывают когда, в какой день недели из какого дерева нужно начинать делать того или иного персонажа. В назначенный день мастер берет в руки полено и в назначенный час опускает в монастырский пруд. Та часть дерева, которая уходит под воду - это для мужских персонажей, та что остается над водой, ну то что не тонет, для женских. Раньше и кукольными мастерами были "специальные" люди и кроме них никто кукол делать не имел права. К куклам-марионеткам в Бирме отношение особое, тут это искусство помимо культурного развлечения, получило и очень глубокий религиозный смысл, опять же благодаря анимизму - изображающему духов натов в виде мужских и женских фигур. Думаю, когда бирманцы увидели первых кукол на ниточках, то их убеждение в могуществе духов только укрепилось. Так и остался черный дух разврата в дальнем углу лавки, театриков желающих его купить нет, им вполне хватало 28 стандартных персонажей, а туристам старик отдавать не хотел, боялся, что из-за этого испортится его карма, выбросить тоже греха не оберешься, дух один из самых вредных в пантеоне.

005

Мне же этот лукавый "черт" прямо приглянулся, усами наверное. Кстати, все бирманские куклы-марионетки имеют первичные половые признаки, хотя бы несколькими движениями резца, мастер обязан обозначить пол героя, ведь в эту куклу вселяется душа, и уж будьте любезны а "подробности" должны быть. Я украдкой приподнял у Швефьюина саронг... да уж, духу разврата ничего "схематически" не рискнули обозначить, а привесили "серьезные" органы с максимальными подробностями и убедительным размером, они едва-едва скрывались под саронгом. А так как человек я не суеверный, а персонажи такие на дороге не валяются, я спросил у хозяина, за сколько он мне его отдаст. Старик, посмотрел на меня как на сумасшедшего и стал объяснять, что фигурка очень плохая, что она приносить несчастья и что лучше дома хранить змею, чем Швефьюина. "Возьмите лучше Наткадо - самая лучшая кукла для дома, изгоняет темные силы, защищает и т.д." - твердил лавочник. "Наткадо, мы обязательно возьмем, но я хочу и Швефьюина, он мне нравится, тем более, что больше мы его нигде не сможем найти." Старик согласился, почесал в затылке и понял, что просто в этот день бирманские звезды стали в какую то замысловатую фигуру, которая неожиданным образом сделали этот день для него немного счастливей. Ведь не каждый день к нему приезжают "сумасшедшие" русские туристы покупающие сразу целую коллекцию кукол, да еще и избавляющие от темных духов. На радостях он послал какого-то мелкого помощника за "кока-колой", если учитывать, что по цене из расчета миллилитр на местный чат, она дороже местного рома раза в три, то дед ставил солидный "магарыч". В это время Наташа уже выбрала понравившиеся ей куклы. Поначалу, многочисленные помощники пытались нести все эти пыльные экземпляры показывать мне, но им сразу сказал: "Это бизнес мадам, вот и морочьте ей голову!" Я из всей коллекции выбрал Швефьюина… или это он наверное выбрал меня. Наташа оценила мой выбор и его "достоинства" как "физиологические" так и мистические. Потом начался традиционный азиатский торг, небольшой, минут на тридцать. В итоге сошлись не приемлемой цене в несколько раз меньше объявленной. Работники начали упаковывать кукол в бумагу, чуть позже выяснилось, что нам их некуда класть, тут же в соседней лавке на были приобретены две здоровенные "китайские" пластиковые сумки, куда согласно канонам, были уложены все персонажи. Швефьюина стрик Мо упаковал лично и вручил мне в руки, потом немного подумал, попросил подождать и скрылся в лавке, через несколько минут он вышел держа в руках небольшую куклу Ганеши - слоноголового бога, в Бирме он имеет какое то свое достаточно замысловатое название. Помимо шикарно расшитого костюма, толстопузый кукольный божок отличался тем, что был весь покрыт сусальным золотом и сиял всеми доступными взгляду частями тела. Старик на прощание разразился небольшой речью: "Так как ты берешь темного духа и забираешь его силу на себя, я хочу тебе подарить Золотого Ганеша, он очень хороший дух, пусть он тебе принесет удачу"

004

Распрощавшись с хозяином этой "Пещеры Али бабы" мы двинулись дальше, по намеченному маршруту, еще не совсем отойдя от впечатлений. "Тебе заплатили комиссионные?" - спросили мы у водителя, тот энергично замотал головой и даже не стал скрывать сумму, кажется что-то в районе 25$ т.е. больше чем мы ему заплатили за день. Парень был явно доволен заработком и полюбопытствовал, что ж мы там такого накупили. "Швефьюина" - говорю. У него тут же округлились глаза и он с опаской косился на пакет на заднем сидении.

Бирманцы до сих пор свято верят в духов натов, за многие века древние верования не смогли уступить принесенной религии буддизму, а плотно сплавились в причудливую смесь. Во многих буддийских храмах есть алтари для натов, да и как может быть по другому если сам Будда возглавил почитаемых бирманцами духов.

083

С чувством выполненного долга мы поехали осматривать запланированные на день достопримечательности. Переехали через мост, направляясь на Сагаин-холм, где находится огромное количество монастырей, храмов и пагод. Вдоль дорог чуть-ли не стандартная картина, когда под небольшим навесом сидит монах, и в микрофон переносной звуковой установки, он оглашает окрестности молитвами и просьбами выделить из своего бюджета некую сумму на те или иные нужды, например на ремонт этой самой дороги. Вдоль обочины стоит десяток ребятишек и потряхивает металлическими жбанами для подаяний, где пара монеток на дне, создает дружный и очень требовательный перезвон.

081

В один из храмов на холме мы добирались пешком, вверх по каменным ступеням лестницы. В сопровождении целой команды из местной, измазанной пастой танака галдящей детворы, продающих бусы и изящно сплетенные сумочки из нанизанных на нитку косточек, напоминающих арбузные. Поднимались по горячим ступеням под жарким солнцем. Зато внутри храма царила прохлада, тишина и умиротворение. Вдоль стены сидело с полсотни Будд, перед ними несколько "аквариумов" для подаяний, а напротив дремал старик смотритель. Чуть выше в тени деревьев мы нашли прохлаждающуюся компанию подростков, а немного в сторонке воркующую парочку, страшно засмущавшуюся при виде направленного на них объектива.

085

Потом еще какой-то храм с бронзовыми зайцем и лягушкой. Земноводное все постоянно гладили по губам и голове, от чего оно в целом покрытое темно зеленой патиной, в этих местах было отполировано до блеска. Постучали колотушкой в колокол. Есть тут такое правило, загадал желание, стукнул три раза и все, жди пока исполнится, вопрос только в какой жизни. К одному из монахов по-видимому пришли родственники, а может и жена с ребенком, маленькой девочкой лет трех, тоже измазюканой танакой и постоянно хныкавшей. Монахи пытались ее развеселить, стуча в колокол, но помогало это не надолго.

094

Мы выдохлись скакать по ступеням и поехали обедать а какое то заведение рекомендованное нашем водителем..

На обед я беру что-то из мяса, жена предпочитает морепродукты, рис к гарниру берем один, его тут никогда не жалеют, а к рису обязательно приносят пару пиал с крепким бульоном, к моему мясу оказывается, прилагается еще какой-то салатик из маринованных соевых ростков. В шаньской кухне так часто, берешь какое-то блюдо, а к нему прилагается еще салатик или приправы. Банку колы и пару стаканов, ром то у нас всегда с собой… для дезинфекции. Обходится это нам все в 4-5 долларов.

095

После обеда наш водитель, с надеждой в глазах, затаскивает нас в небольшую ткацкую фабрику. На каких то совершенно допотопных, из потемневшего дерева, жутко грохочущих станках худющие мужчины и несколько молоденьких женщин и совсем еще девочек ткут узорные ткани для "лоунж" - мужских юбок. Перед ними карточки, похожие на древние перфокарты, по которым набирается рисунок, периодически они смотрят через зеркальце на отвернутую от них лицевую часть ткани. Естественно через дорогу лавочка с местными изделиями, где все это можно купить. Цены не сказать, чтоб дешевые, но с другой стороны это все ручная работа и натуральные материалы. В обще за целых 15$ я приобрел себе интересную бирманскую рубашку, сейчас жалею только о том, что одну. Очень интересная ткань, необычный фасон, вместо пуговок завязки и очень комфортно в любую температуру.

097

Дело уже к вечеру и мы торопимся в Амарапуру, на очень популярный у туристов объект - самый длинный в мире деревянный свайный мост У Бейн. Народу на нем действительно много, как туристов, так и местных жителей, пытающихся вам продать свои поделки и просто прогуливающихся над рекой.

101

Почти 1200 метров в длину, и высоте около трех-четырех метров над уровнем воды. 1086 свай из тикового дерева, 482 пролета, а раньше еще тут были несколько разводных участков для пропуска судов в реку Иеравади. Некоторые сваи подписаны, когда и кто выделил необходимое кол-во денег на их обновление. Мосту уже почти 200 лет. Озеро не глубокое, что видно по копошащемуся в воде народу, где по колено, а где и по грудь, ловят мелкую рыбешку и всякую съедобную водяную живность руками и на удочку. Тут же на отмелях пашут на быках, потом распряженные, уставшие, серые животные бредут в реку и заваливаются в черный ил, с удовольствием отфыркиваясь.

103

Солнце стремительно движется к закату. Об этом говорит не только приближающееся к горизонту солнце и длинные тени, но невероятное количество туристических автобусов. Высыпает группа японцев, все с фотокамерами на шее. По команде руководителя группы выстраиваются в линию перед мостом. Руководитель больше похож на полковника в отставке, такой несостоявшийся камикадзе. Солнце, цепляясь за мост, касается речной глади, отрывистая фраза и на него мгновенно наводится два десятка объективов. "Хай!" и щелканье фотоаппаратов сливается в расстрельный залп. Солнце бессильно падает в реку, а японская делегация организованно загружается в свой автобус с тонированными стеклами, с чувством выполненного долга отъезжают, прыгая по ухабам бирманских дорог. Небо и вода окрашиваются в нежнейший розовый оттенок, все вокруг затихает. Еще один день окончен.

109

Стемнело стремительно, к отелю добирались почти в полной темноте, электричество вечером частенько отключают. В отеле приняли горячий душ, спать не хотелось. Поэтому взяли свои запасы и пошли посидеть на крыше, где нас по утрам кормят завтраком, тут стоят столики, стулья, есть даже что-то вроде гамака. Налили по рюмочке бальзама, закусывая орехами и сухофруктами, наслаждаемся мандалайской ночью. По потолку и стенкам, строго посвистывая друг на друга, носятся мелкие ящерицы, где-то в мегафон, поет нескладный женский дуэт, нам явно слышится мотив "Я по воду шла, пьяная была…"

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий