Глава 39. Пляж, или Море с другой стороны

Глава 39. Пляж, или Море с другой стороны

Утром Наташа начала меня убеждать, что море есть и с противоположной стороны, она его вчера видела из автобуса. Меня удивило, что в Бомбее так много морей, но спорить резону не было. Почему бы не пройтись по зеленым улочкам города, между зданий в викторианском стиле, построенных еще англичанами?

Еще в 30-х годах XVI века португальцы захватили остров Бомбей на побережье Аравийского моря, но уже в 1661 году он перешел англичанам, а в 1668 король передал его Ост-Индийской компании. Здесь возникла торговая фактория и опорный пункт англичан. 1672 год считается официальным основанием города Бомбея. Сегодня историческая часть города застроена зданиями XIX - XX веков в колониальном стиле, они выглядят немного обветшало, но все еще величаво. Широкие улицы, запружены транспортом - двухэтажными автобусами и невероятным количеством такси. Bспользование в городе вело- и моторикш городские власти запретили.

Идем под развесистыми деревьями, по мощеным тротуарам мимо офисных зданий. Сворачиваем на небольшие улочки, где почти нет транспорта и людей. Тут же за невысокими заборчиками газоны, на них стоят столики с пишущими машинками. Озабоченные машинисты и машинистки что-то печатают на свежем воздухе. Огромные каретки, букв-то почти 50, а возможно, там еще и несколько алфавитов, ведь в Индии четырнадцать официальных государственных языков, и некоторые имеют свой персональный алфавит. Возле каждого столика стоит небольшая очередь.

Тут же многоэтажные жилые дома. Все очень цивилизованно, чисто. Но каждый дом и прилегающий к нему небольшой двор со стоянками для машин и детскими площадками окружен высоким забором, имеет железные ворота и обязательно охранника. В окнах почти везде кондиционеры.

040

Через некоторое время действительно выходим на набережную Марин-Драйв, с одной стороны - многоэтажные дома и офисы, с другой - широкая набережная, огромным полумесяцем уходящая в горизонт. Неподалеку и городской пляж, широкий, песчаный и совершенно пустой. Если, конечно, не считать одинокой парочки, сидящей тут же на песке в тени какого-то сооружения. Рядом дремлет рыжая индийская собака. Идиллия. Возможно, не сезон, хотя март в Бомбее очень жаркий. Но вода тут тоже очень грязная, на берег еле-еле выползают вялые волны, облизывая грязные камни, какие-то глиняные черепки. Тут же у самой воды шастают угольно-черные вороны, выискивающие снедь. Пляж явно не заброшенный, какие-то работники натягивают ткань на беседки, по берегу ездит трактор, в его кузов собирают мусор. Возможно, тут все и оживает, но не во время нашего визита.

Песок серо-желтый, когда волны убегают, на нем остаются черные подтеки, рисующие необычные картинки. Тут же рядом на песке написано признание в любви. И следы крабов.

Как и везде в Индии, рядом с суперсовременными домами обязательно должны прилепиться какие-то халупки из картона, несвежего полиэтилена, тростниковых плетенок и прочего мусора. На самом краю пляжа, на фоне строящихся многоэтажных зданий, примостилась целая рыбацкая деревенька. На волнах качались легенькие лодочки и повсюду сушились сети. Людей почти не было, отдельные личности, занятые собой, маячили на горизонте. Несколько голопопых детей не в счет. На себя обращал внимание лишь один мужчина, сосредоточенно разбрасывавший еду бродившим вдоль воды воронам и нескольким чайкам. За ним пристроилась детвора. Отмерив им по небольшой горсточке еды, он продолжал кормить птиц.

045

По-видимому, специально для нас на берегу показалась группа купальщиков. Человек двадцать мужчин, прямо делегация какая-то, начали раздеваться и заходить в воду. Индийское купание в море или в каком другом водоеме - вещь достаточно своеобразная. Человек заходит в воду не глубже чем по пояс, потом опускается в воду до подбородка, встает, достает кусок мыла и начинает себя тщательно намыливать. Честно говоря, я не рискнул даже разуваться и мочить ноги. Максимум - омыл сапоги, в смысле, кроссовки, и то чисто символически. Наташа, правда, закатала штаны до колен и кинулась собирать ракушки, есть у нее такая слабость. Местные аборигены мгновенно это раскусили и тут же предложили купить несколько штук за символическую цену. Порывшись в карманах, я нашел несколько рупий и кого-то осчастливил. Хотя ей большее удовольствие доставляет сам процесс поиска и собирания. А мне - всегда следующий за этим процесс выбрасывания основной массы этих "морепродуктов".

На пляже больше делать было нечего, и мы решили пройтись по набережной. Идти вдоль моря оказалось очень приятно. Правда, если идти по тротуару, становилось слишком жарко, несмотря на тень от развесистых пальм, но если забраться на широкий, почти в метр, парапет, за которым были вывалены бетонные ежи и плескалось море, то легкий ветерок очень освежал. По пути мы заметили вывеску "Морской музей". Перешли на другую сторону дороги и попали в некое заведение, посвященное морской фауне Аравийского моря, в целом, и Бомбейского залива, в частности. Кое-что тут, даже живое, плескалось в аквариумах, что-то было представлено в виде чучел, а от кого-то схранились только скелеты, да и то не целиком.

Отправившись дальше по набережной, мы все удивлялись, что под всеми пальмами висели гроздья кокосов. Немудрено, что цена на свежий кокосовый орех была двенадцать рупий (восемь рублей). Причем размер ореха всегда был такой, что мы с трудом его осиливали вдвоем.

Длина набережной, наверное, километров десять, так что мы находились вдоволь, хотя всю ее и не прошли. Решили отправиться в свой район, пообедать и отдохнуть. Тем более что возле "Ворот Индии" был причал с прогулочными катерами. Надо же было поснимать Бомбей со стороны моря.

Обедали в уже приглянувшейся нам мусульманской забегаловке. Встречали нас как родных. Обслуживали быстро, но как-то странно. Заказ принимал один официант, еду приносил другой или сразу два, а за расплатой приходил третий, и все под пристальным взглядом босса в белом, сидевшего в конторке у дверей, так что порой мы не знали, кому же давать чаевые. Может, их никто и не ждал, но нам тут действительно нравилось. Мы даже присоветовали это заведение каким-то молодым немцам, спросившим нас, где можно покушать. Потом с ними встретились уже в этом кафе, они тщательно записывали в блокнот, что заказали и как это называется.

Пообедав, решили немного поваляться в номере, пока спадет жара. А потом отправились кататься на кораблике по заливу. В двух кварталах от нашего отеля, сразу за пафосным отелем "Тадж Махал", где швейцар похож на генерала, прямо возле "Ворот Индии" устроена небольшая пристань. Ступеньки ведут к воде с качающимися небольшими корабликами. Покупаем билеты, забираемся по сходням на судно. Тут две палубы: нижняя и верхняя. Наверх мы не стали забираться, пристроились на местах с краю. Немного подождали, пока набьется и рассядется народ, потом кораблик медленно развернулся и отправился в плаванье по серым водам залива Бом-Бай. Катали нас довольно долго, довезли до небольшого островка, на котором находился военный гарнизон и орудия, причем местные корабелы бегали по палубе и категорически пресекали всякие попытки сфотографировать этот секретный объект, состоящий из серого бетона, нескольких пушек и индийского флага.

Возвращались, когда солнце уже начинало садиться. Немного посидели напротив "Тадж Махала", наблюдая неторопливую жизнь вокруг себя и глядя на туристов, щелкающих фотоаппаратами и отбивающихся от призывов прокатиться на золоченой карете. Метрах в десяти от нас сидел молодой ямаец, укуренный в дым, он еле держался на ногах и пытался разговаривать сам с собой. Вечером тут трудно пройти по улице, чтобы кто-то не пристроился сзади, шепча: "Мариуанна! Грасс! Гашиш!". По другой стороне дороги фланировали две индийские леди с собаками на поводках. Породу собак было трудно определить; повышенная лохматость и сам факт, что собаки были домашними питомцами, причем в намордниках, а не бродячими по мусорникам рыжими худосочными животными, удивлял. Держать собаку в доме - это, видимо, большой шик, а может, и необходимость. К нам подошел очень доброжелательный мужчина-европеец и категорически посоветовал не ходить в ту сторону, откуда вышли дамы, когда стемнеет, ибо там не очень безопасный район.

Прошлись по местным бутикам. Наташа присмотрела себе рубашку из тонкой-тонкой кожи. Красивый темно-красный, почти вишневый цвет, кожа хорошей выделки, но длинноватые рукава. Продавец спросил, точно ли мы ее купим, если нам все подойдет, и когда мы уезжаем. Ответили, что купим точно, но улетаем завтра ночью. "Приходите вечером, будет то, что вам нужно!"

Ужинать для разнообразия пошли в "МакДональдс", не столько за едой, сколько за ледяной колой. Взяли картошки и две больших стакана колы. Наташа нашла какой-то хитрый балкончик, откуда нас не было видно в зале, зато открывался вид на освещенную улицу и снующий транспорт. Немного отпили из стаканов, разлили очередной пузырек рома и посидели в относительной тишине, не считая негромкой музыки в зале и перекликов автомобильных сигналов, пробивающихся сквозь толстое стекло с улицы.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий