Глава 40. Еще один день.

Глава 40. Еще один день.

С утра поехали на автобусе на противоположную сторону бухты. Хотелось посмотреть, что же с той стороны. Потом прошлись по улицам. Мы хотели дойти до мыса, чтобы посмотреть на другую сторону. Но там был дом губернатора, как объяснил охранник, и проход закрыт. Решили опять проехаться на автобусе, посмотреть окрестности. Из окна автобуса увидели "чемодановую" улицу: несколько сотен метров тут было заставлено неимоверным количеством чемоданов и сумок всех видов, цветов и размеров. Решили изучить ассортимент, вышли на ближайшей остановке и прошлись немного назад. По пути наткнулись на унылого индуса, сидевшего на обочине; на обрывке газетки перед ним лежало несколько красивых раковин, а мимо брели равнодушные жители. Наташа решила купить самую большую с перламутровым отливом и растопыренными во все стороны "рогами". Спросили цену. Индус зажмурил глаза и выпалил "Сто рупий!". Рядом с нашей гостиницей такие же продавали от четырехсот. Для приличия немного поторговались. Мужчина быстренько скинул до семидесяти. Получив деньги, он собрал оставшийся товар и шустро ретировался, видимо радуясь, что облапошил богатых туристов.

059

Подойдя к километровой груде чемоданов, мы начали равнодушно осматривать товар, чтоб нас не разорвали местные торговцы. Выбрав устраивавший нас "баул" на колесиках, походя интересуемся его возможно стоимостью. Очень быстро скидывают с тысячи до семисот рупий. Наташа говорит, что если отдадут за четыреста, возьмет, мол "в хозяйстве пригодится". Еще минут через десять мы уже упаковывали в чемодан нашу ракушку и отсчитывали продавцу… четыреста пятьдесят рупий. Теперь в автобус не влезть, да и, честно говоря, мы не представляли на какой автобус садится и в какую сторону ехать. Пришлось брать такси. Подвернувшемуся водителю описываем "адрес": магазин "Метро", "МакДональдс", отель "Тадж Махал". Тот уверенно кивнул головой и назвал стоимость проезда в двести рупий, которую после недолгого торга скинул до ста. Каково же было наше удивление, когда, проехав несколько сот метров, наш бравый драйвер начал спрашивать у стоящих у обочины таксистов дорогу. Вскоре он остановился у небольшого магазинчика, вернулся он оттуда с радостным лицом: "Колаба! Колаба!" - твердил он непонятное слово. Вскоре он действительно нас привез в нужный район, который, оказывается, назывался Колаба.

Пообедали в уже проверенном нами ресторанчике и отправились приобретать последние сувениры и подарки. Наташа давно хотела купить себе пашмину - шерстяной широкий шарф из кашемировой шерсти с изящной вышивкой по всему полотну. Мы обошли все лавочки и магазинчики. Вскоре в одной из лавочек мы нашли подходящий шарф, где после короткой, минут в сорок, но фееричной процедуры торга, с вспоминанием общих индийских родственников, демонстрацией пустого кошелька с одной стороны и многочисленных голодных детей с другой, с троекратным уходом и предложением купить что-то попроще, но за те же деньги, демонстрацией невероятного качества товара с пропусканием его через кольцо и разъяснением различия ручной вышивки и машинной. В конце концов, общее признание в личной симпатии друг к другу и испития чая как символа вечной дружбы "Хинди-Русси! Бхай! Бхай!", мы пришли к консенсусу, наши денежки перекочевали в кассу магазинчика, а вожделенная тщательно упакованная пашмина мне под мышку.

Утомленные торгом, но довольные собой и покупками, решили обмыть это холодным кокосовым орехом, благо они тут на каждом углу. Алкоголь пить в такую жару - самоубийство, что ярко демонстрировали нам местные выпивохи своим бессознательным состоянием хоть и редко, но валяющиеся под ногами в буквальном смысле.

060

Бомбей все-таки значительно ближе к экватору, чем прохладный Дели, да и март тут уже довольно жаркий месяц. От жары спасаемся в фешенебельных магазинах. Тут покой и прохлада. Залетая в магазин прямо с раскаленного асфальта, попадаешь практически в арктический холод. За прилавками стоят юноши в рубашках с длинным рукавом, а женщины-продавщицы все как одна в штанишках и носочках. Побродив между прилавков под внимательными белозубыми улыбками, чувствуешь, как влажная одежда начинает неприятно похрустывать придвижении и примерзать к лопаткам; хочется погреться. Стремительно покидая страну мечты пингвина, вы вываливаетесь в раскаленную сауну солнечного дня, где жаркий и липкий воздух из смеси выхлопных газов, пыли и чего-то сугубо индийского опять начинает доводить вашу кровь до кипения, а мысли о посещении очередного бутика кажутся логичными и трезвыми. Так и прогуливаемся короткими перебежками, пока солнце не начинает клониться к закату и безумная жара превращается в просто жару. В одном из крупных обувных магазинов Наташа занялась обозрением местной коллекции босоножек, а я - наблюдением за покупателями. Особое наслаждение мне доставили весьма пожилая индийская дама в сари, она медленно двигалась вдоль полок, спокойно брала приглянувшуюся ей модель, бросала ее себе под ноги, не нагибаясь, тыкала в нее ногой, косилась одним глазом на достигнутый результат, отпихивала туфель ногой и шагала дальше, протягивая руку к новой паре. А так как "приглядывалось" ей практически все, то я взял на себя смелость оторвать супругу от вожделенных для женского сердца шлепанцев, что бы показать ей на практике, что означает фраза "Мамай прошел!". Правда появившиеся вскоре работники магазина, в четыре руки начали все ставить на место, а администратор зала поинтересовался у подошедшей к краю витрины дамы, не желает ли она померить что-нибудь еще, тут же еще громить и громить. Но уставшая дама что-то буркнула под нос и вывалилась сквозь предварительно открытую для нее дверь в раскаленный Бомбей.

На улице уже стемнело и стало чуть ли не прохладно. Ужинать не хотелось, хотелось посидеть в прохладе и тишине. Поэтому забрели в местный "МакДональдс", тут он на втором этаже, с застекленным балкончиком. Взяли пару больших стаканов колы и картошку на закуску. Отпив, украдкой доливаем стаканы до верху ромом. Осталось протянуть еще один день.

Не успели заснуть, как нас разбудили барабаны, гремевшие на улице. Распахиваем окно и видим небольшую демонстрацию, размахивающую государственными флагами и приплясывающую под грохот барабанов. Индия таки победила Пакистан в крикет, наверное, самую популярную тут игру. Каждый год проводится серия матчей, где вечные противники "рубятся" друг с другом, лупя по мячу огромными деревянными колотушками. За этим противоборством самым внимательным образом наблюдает вся страна, прилипающая к экранам телевизора при любом возможном случае. Наконец ежегодное чудо свершилось, и местные лаптовые тифози праздновали победу с всеиндийским размахом. Появившаяся тут же полиция не стала разгонять их бамбуковыми палками, а аккуратненькой оттеснила ликующих фанатов с проезжей части, свернув процессию в какой-то переулок, с глаз долой. Грохот барабанов понемногу стихал с удалением демонстрантов, так же как и привычный шум машин под окном. Лавочники, разносчики и прочий народ укладывался спать на прогретый за день тротуар, расстилая свои мешки и подстилки. В окно светил полумесяц странной луны рожками вверх. Наступила ночь.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий